Наверх

Студент из Минска потребовал почти $13 тысяч за месяц то ли работы, то ли стажировки. Дело рассмотрел суд

Ещё пост

Сегодня суд Партизанского района вынес решение по гражданскому делу: студент второго курса «БИП — Институт правоведения» Алексей Новодворский написал исковое заявление к «ипэшнице» Виктории Жердецкой. Парень считал, что устроился к ней на работу за $500 в месяц, предпринимательница — что решила помочь некомпетентному молодому человеку развить навыки в продажах.

Я только вот вышла из декрета и возобновляла свою деятельность как ИП. Приходило очень много ребят на собеседование, и всегда молодежь, без опыта и совершенно по другим специальностям. Алексей тоже не подходил. Прекрасно понимаю, что сейчас на рынке труда нет готовых специалистов и, хочешь не хочешь, тебе придется потратить свое личное время на поиски и на «выращивание» сотрудников для своей компании. К тому же я мама, и у меня сильно изменилось отношение к молодежи. Они как дети, ничего с них не потребуешь, приходится учить пользоваться «Вордом» и «Экселем».

По словам Виктории, она сразу сказала Алексею, что шансов на работу нет:

Но парень попросился на стажировку. Никаких трудовых договоров или соглашений о платной стажировке я с ним не подписывала. Понятное дело, что ходил он как хотел. Никто никого не заставлял: есть свободное время — приходи, нет — я не вызваниваю и ничего делать не заставляю. Давала список книг читать — ничего не прочитал. Учила и показывала, как работать в других программах, оставляла «без своего присмотра» в кабинете с каким-нибудь простеньким заданием. Как результат — несколько раз подряд застукала за игрой в покер. Наступил последний день «периода стажировки» — еще раз лично с ними (Алексей и еще одна девочка, только что окончившая школу Надежда) поговорила, дала напутствие, рассказала об их плюсах и минусах, получила от них обратную связь. Договорились, что я им напишу шаблонное рекомендательное письмо, но, если мне позвонят и спросят, я расскажу реальную информацию о потенциальном сотруднике и человеке.

28 июля стороны расстались, а 11 августа Алексей пришел к Виктории с отцом. Речь зашла о том, что надо заплатить $500, которые были прописаны в вакансии. Надежда отказалась. Так работодатель и студент встретились в суде Партизанского района.


Вместо $500 Алексей потребовал почти $13 000.

​«Ответчица определила меня в рабы»

В июне, чтобы получить заработок во время каникул, я нашел объявление в интернете с вакансией менеджера по продажам с зарплатой $500 и контактами Жердецкой. Меня пригласили на собеседование в агентство, договорились о должностных обязанностях и о зарплате. 28 июня я был допущен к работе. Мои неоднократные обращения о надлежащем оформлении на работе ответчицей игнорировались. Через месяц мне сказали, что я плохой работник и зарплаты не будет. При этом она дала мне рекомендательное письмо, где описала мои функциональные обязанности и дала положительную характеристику, — утверждает молодой человек.

Алексей настаивает, что письмо — одно из основных доказательств работы. Он зачитывает стандартный текст рекомендательных писем.

Таким образом она подтверждает, я работал. И добросовестно исполнил весь перечень. Также в письме написала она же, что это была стажировка. Хотя при найме речи об этом не шло. Я шел на должность менеджера по продажам.

Алексей с интонацией зачитывал очень детальный текст иска с большим количеством отсылок к законодательству и акцентом на том, что фактический допуск к работе — начало действия трудового договора. Поэтому он считает целесообразным взыскать с Виктории среднемесячный заработок в десятикратном размере. Плюс моральная компенсация в таком же размере.

Ответчица, использовавшая мой труд как бесплатный, исключительно для улучшения своего личного благосостояния, определила меня на социально низший уровень, социальное дно, которого в цивилизованном обществе не должно быть. В рабы, — уточнил Алексей. — Чем нанесла мне тяжелую психологическую травму. Мне необходимо время на восстановление как полноценного члена общества, гражданина своей страны и патриота родины. Также в результате действий ответчицы я получил нервный стресс, почувствовал страх, стыд и унижение — что следующий наниматель может со мной поступить так же недобросовестно. Также в результате полученного нервного стресса у меня ухудшился сон и участились боли в сердце. Я являюсь освобожденным от службы в Вооруженных силах из-за наличия сердечного заболевания (заключение военно-врачебной комиссии прилагается). Плюс дни «просрочки» — в общем 25 тысяч 148 рублей 2 копейки.

​«Моя большая ошибка — жалость»

— Что входило в ваши функциональные обязанности? — уточнила судья у Алексея. — Обзвон клиентов, проведение личных встреч, составление коммерческих предложений, прайс-листов корпоративной печати, ведение клиентской базы в CRM-системе «Битрикс», заключение договоров и подготовка отчетов о проделанной работе. Все это выполнялось. — Как вы искали и обзванивали клиентов? Сколько коммерческих предложений подготовили? Сколько звонков сделали?

Алексей рассказывает, что искали в интернете телефоны гостиниц, звонили и предлагали услуги по корпоративной печати. Списков ответов нет: «ответчицу устраивала устная форма общения».

— Также я написал коммерческое предложение в «Ив Роше» с предложением услуг, которые повысят их продажи. Остальные предложения — больше 20 штук — были в устной форме.

Также Алексей вспомнил одну личную встречу:

— Мы обошли несколько магазинов в округе и одно кафе. Там администратору Евгении предложили услуги по корпоративной печати и PR. На что она согласилась. За месяц мы не все успели, потому что поняли к этому времени, что нам не заплатят, — мотивация стала ниже.

Еще вспомнили один прайс-лист, который сделал Алексей.

— Им пользовались, а может, пользуются до сих пор, — уточнил студент.

Виктория утверждает обратное:

— Теперь мне странно слышать то, что он все делал сам: все образцы, договоры и коммерческие документы у меня уже были, я работала с ними. Алексею давала список книг почитать. Наша работа была построена следующим образом: вот так, Алексей, делается телефонный звонок. Показывала все на пальцах. Видя, как нехотя Алексей все пытается делать, я решила прекратить все. Он попросил написать ему письмо с рекомендациями — я скачала базовый текст в интернете, быстро его скачала, распечатала и отдала ему. Единственное, что сделала, — оставила на письме свои контакты, это единственный способ узнать правду при желании. Моя жалость — крупная ошибка. Платить $500 за то, что студент приходил? Это как помыть окно в машине на перекрестке и потом просить за это деньги. Я не просила.

Судья: «Отказать»​

Сегодня судья Татьяна Олейникова огласила решение:

— С изложенными Новодворским доводами суд не может согласиться, поскольку они ничем достоверным не подтверждены. Из рекомендационного письма усматривается, что Новодворский проходил стажировку, но доказательств тому, что он выполнял функции, — нет. Использование термина «стажировка» не позволяет суду сделать вывод о наличии между сторонами трудовых отношений.

Суд считает, что иск необоснован и удовлетворению не подлежит. На решение может быть подана жалоба в Минский городской суд в течение 10 дней.


Алексей решение суда принял спокойно. Сказал, что о дальнейшем обжаловании сможет говорить после того, как изучит мотивировочную часть.


— Не считаете, что заявленные к Жердецкой требования были чересчур большими?

— Нет, не считаю.

  • 5
    Добавить:
  • фото
  • видео
Написать комментарий
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь или войдите через:
Реклама на сайте
Реклама на сайте

Топ комментаторы:

НеделяМесяцВсе время
Показать больше комментаторов